Archive for the 'философское' Category

21
Ноя
17

«Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого»

Фразу: «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого» я всегда воспринимал как самодостаточную. Но в контексте, утверждение Сократа намного интереснее. Лучше всего вообще всю апологию прочитать, но текст ниже дает вполне емкое описание источника этой фразы:

Долго я недоумевал, что такое он хочет сказать; потом, собравшись с силами, прибегнул к такому решению вопроса: пошел я к одному из тех людей, которые слывут мудрыми, думая, что тут-то я скорее всего опровергну прорицание, объявив оракулу, что вот этот, мол, мудрее меня, а ты меня назвал самым мудрым. Ну и когда я присмотрелся к этому человеку — называть его по имени нет никакой надобности, скажу только, что человек, глядя на которого я увидал то, что я увидал, был одним из государственных людей, о мужи афиняне, — так вот, когда я к нему присмотрелся (да побеседовал с ним), то мне показалось, что этот муж только кажется мудрым и многим другим, и особенно самому себе, а чтобы в самом деле он был мудрым, этого нет; и я старался доказать ему, что он только считает себя мудрым, а на самом деле не мудр. От этого и сам он, и многие из присутствовавших возненавидели меня. Уходя оттуда, я рассуждал сам с собою, что этого-то человека я мудрее, потому что мы с ним, пожалуй, оба ничего в совершенстве не знаем, но он, не зная, думает, что что-то знает, а я коли уж не знаю, то и не думаю, что знаю. На такую-то малость, думается мне, я буду мудрее, чем он, раз я, не зная чего-то, и не воображаю, что знаю эту вещь. Оттуда я пошел к другому, из тех, которые кажутся мудрее, чем тот, и увидал то же самое; и с тех пор возненавидели меня и сам он, и многие другие.
Ну и после этого стал я уже ходить по порядку. Замечал я, что делаюсь ненавистным, огорчался этим и боялся этого, но в то же время мне казалось, что слова бога необходимо ставить выше всего. Итак, чтобы понять, что означает изречение бога, мне казалось необходимым пойти ко всем, которые слывут знающими что- либо. И, клянусь собакой, о мужи афиняне, уж вам-то я должен говорить правду, что я поистине испытал нечто в таком роде: те, что пользуются самою большою славой, показались мне, когда я исследовал дело по указанию бога, чуть ли не самыми бедными разумом, а другие, те, что считаются похуже, — более им одаренными. Но нужно мне рассказать вам о том, как я странствовал, точно я труд какой-то нес, и все это для того только, чтобы прорицание оказалось неопровергнутым. После государственных людей ходил я к поэтам, и к трагическим, и к дифирамбическим, и ко всем прочим, чтобы на месте уличить себя в том, что я невежественнее, чем они. Брал я те из их произведений, которые, как мне казалось, всего тщательнее ими отработаны, и спрашивал у них, что именно они хотели сказать, чтобы, кстати, и научиться от них кое-чему. Стыдно мне, о мужи, сказать вам правду, а сказать все-таки следует. Ну да, одним словом, чуть ли не все присутствовавшие лучше могли бы объяснить то, что сделано этими поэтами, чем они сами. Таким образом, и относительно поэтов вот что я узнал в короткое время: не мудростью могут они творить то, что они творят, а какою-то прирожденною способностью и в исступлении, подобно гадателям и прорицателям; ведь и эти тоже говорят много хорошего, но совсем не знают того, о чем говорят . Нечто подобное, как мне показалось, испытывают и поэты; и в то же время я заметил, что вследствие своего поэтического дарования они считали себя мудрейшими из людей и в остальных отношениях, чего на деле не было. Ушел я и оттуда, думая, что превосхожу их тем же самым, чем и государственных людей. Под конец уж пошел я к ремесленникам. Про себя я знал, что я попросту ничего не знаю, ну а уж про этих мне было известно, что я найду их знающими много хорошего. И в этом я не ошибся: в самом деле, они знали то, чего я не знал, и этим были мудрее меня. Но, о мужи афиняне, мне показалось, что они грешили тем же, чем и поэты: оттого, что они хорошо владели искусством, каждый считал себя самым мудрым также и относительно прочего, самого важного, и эта ошибка заслоняла собою ту мудрость, какая у них была; так что, возвращаясь к изречению, я спрашивал сам себя, что бы я для себя предпочел, оставаться ли мне так, как есть, не будущий ни мудрым их мудростью, ни невежественным их невежеством, или, как они, быть и тем и другим. И я отвечал самому себе и оракулу, что для меня выгоднее оставаться как есть. (Платон. Апология Сократа)

Любопытно, что Сократ таки нашел знающими ремесленников. И ведь это действительно так. Нет мудрее людей действия в своей работе. Нет глупее мудрецов занимающихся лишь отвлеченными абстракциями… Сократ удачно включил в них поэтов и политиков. В нашей же реальности к ним смело можно отнести всех словоблудов как то: экономисты, политологи, историки, обществоведы… политики конечно же….

Реклама
27
Дек
13

(Про)играем в вечную стратегию?

стратегия

Одним из самых интересных разделов прикладной математики является теория игр. Она устанавливает метод изучения оптимальных стратегий в играх. Слово «игры» здесь несет значение далекое от детской игры, долгое время ее прямое назначение был анализ ведения «холодной войны». По существу эти игры анализируют стратегию интерактивного принятия решений. В игры укладывается любое наше взаимодействие при соблюдении нескольких условий: Читать далее ‘(Про)играем в вечную стратегию?’

24
Дек
13

Когда умирает вселенная.

вселеннаяС определением гомосексуализма как заболеванием возникла проблема. Он не подходит к болезням т.к. отсутствуют физиологические признаки патологий. Т.е. вовсе нет пораженных участков в мозгу и остальном теле. Норма. Далее — нет признаков и психического заболевания, а у них ведь еще проще — достаточно «нормально» функционировать в обществе, то бишь работать, содержать себя и не хулиганить. Так вот — не болезнь. А что же?

Я смеялся над защитниками теории «отсутствия патологий» и социальной детерминированности, что раз вещь пришла ни откуда, то значит сие акт дьявола. Но смех смехом, а откуда вообще это берется?

Идеальное состояние любви ищут по обывательски во внезапном чувстве, по христиански — в делах любви, а вот как по человечески просто? А по человечески просто чувства должны возникать вторично (в идеале).

В таком ракурсе они проистекают из привязанности душевной (общение, кино, цветы и т.п.). В неидеальном все идет как угодно. С постели может и начаться. Но — это всего лишь трение и в лучшем случае — качественная биохимия, а значит очень сомнительно представлять любовью. Чего-то там будет не хватать и останется хромое чувство. Больное в общем то, так ведь?

А что же гомосексуализм? А он вроде бы и способен идти тем же идеальным путем, но зачем? Ведь сама по себе постельная сцена для мужчины и женщины ничто. Ведь она вытекает из… мечты что ли. Из желания создать новую маленькую вселенную (ребенка) или хотя бы представить что создаешь (подготовка к мечте). А этого нет. Нет совсем. И вот когда они идут по пути общения, может быть встреч… зачем идти дальше? Зачем портить общение? Почему общение не несет для них абсолютной цены, а? Мне кажется вот здесь и кроется сама суть патологии. Патология гомосексуализма не «греховности» идеального общения. Ибо что же в этом плохого?!? Патология во лжи друг другу. В выворачивании наизнанку идеального мира… В нем нет рождения вселенной. Вселенная там только умирает.

27
Мар
13

Отчаяние несовершенства

Я регулярно впадаю в отчаяние от простой мысли. Недоступность совершенства.

Всякая наша мысль пытается выстроить «внешний мир» внутри нас. Мы обдумываем события, планируем, меняем.. а затем примеряем все это на реальный мир.

Однако. Ведь этот внутренний мир никогда не соответствует внешнему. То есть абсолютно.

Меня практически парализует самоуверенная глупость подавляющего большинства людей вокруг. Вчера читая книгу, которая учит «правильно мыслить» написанную известным американским профессором… опять натолкнулся на ошибки, обобщения, умалчивания…

И ведь это неизбежно. Практически каждое наше высказывание и дело можно мысленно полировать до бесконечности и знать что нет. Оно все еще не то что надо… Малость пообтесать еще бы.. Обдумать…

Говорить хочется. Делать что-то тоже хочется. Но всякий раз, когда я наблюдаю и то и другое меня охватывает отчаяние от несовершенства слов и дел…

Быть может это или что-то похожее имел ввиду и Лао Цзы:

«…Все люди держатся за свое «я»,
один лишь я выбрал отказаться от этого.
Мое сердце подобно сердцу глупого человека, —
такое темное, такое неясное!
Повседневный мир людей ясен и очевиден,
один лишь я живу в мире смутном,
подобном вечерним сумеркам.
Повседневный мир людей расписан до мелочей,
один лишь я живу в мире непонятном и загадочном.
Как озеро я спокоен и тих.
Неостановим, подобно дыханию ветра!
Людям всегда есть чем заняться,
один лишь я живу подобно невежественному дикарю.
Лишь я один отличаюсь от других тем,
что превыше всего ценю корень жизни, мать всего живого.»

26
Мар
13

Мышление — это постройка субъективного мира.

Читаю Дайану Халперн «Психология критического мышления». Любопытно, что инструменты мышления она ограничила: образом и словом. В слово можно включить «звук», но весьма условно. И уж точно нельзя включить движение.. А ведь мы им точно думаем.

На мой взгляд, концентрация на таких «рациональных» инструментах мышления как «образ» то есть картинка и слово весьма ограничена.

По существу, мы мыслим целым миром. Внутри нас находиться субъективная копия реальности, которую мы мнем и выстраиваем в самые причудливые формы.

Таким образом, мышление — это постройка субъективного мира.

05
Апр
11

Точка отсчета

Когда я был молод и свободен, и мое воображение не знало преград, я мечтал изменить мир.

Когда я возмужал и стал мудрее, я понял, что мир не изменить. Тогда я сузил свои горизонты и решил изменить только свою страну.

Но это тоже оказалось мне не под силу. Когда седины убелили мою голову, я решил предпринять последнюю отчаянную попытку и изменить хотя бы мою семью. Но самые близкие мне люди, увы, не поддались.

И только теперь, на смертном одре я понял: Если бы я изменился сам, я подал бы пример своей семье и она, возможно, последовала этому примеру. Черпая силу из их воодушевления и храбрости, я мог бы, возможно, изменить к лучшему свою страну, и, кто знает,

Может быть так мне удалось бы изменить мир

Надпись на гробнице англиканского епископа 1100 г. в Вестминстерском Аббатстве




Обновления Twitter

Реклама